Архив ‘Учение даосского наставника’ Рубрика

Вскармливание жизни

Четверг, декабря 25, 2008

Янь Пинчжун спросил у Гуань Чжуна, что такое «вскармливание жизни». Гуань Чжун ответил:
— Это просто жизнь без стеснений; ничего в себе не подавляй, ничем себя не обуздывай.
— Расскажите об этом подробнее.
— Позволь ушам своим слушать то, что им хочется слушать; позволь своим глазам видеть то, что им хочется видеть; позволь носу обонять то, что ему хочется, а устам изрекать то, что им хочется. Позволь телу своему делать то, что ему хочется, а мыслям своим скитаться, как им хочется.
Ушам угодно слышать музыку и пение, и, когда им в этом отказано, они терпят стеснение. Глазам угодно видеть женскую красоту, и, когда им в этом отказано, они терпят стеснение. Носу угодно обонять благоухание перца и орхидеи, и, когда ему в этом отказано, он терпит стеснение. Устам угодно обсуждать истинное и ложное, и, когда им в этом отказано, ум терпит стеснение. Телу угодно облачаться в роскошные одежды и питаться изысканными кушаньями, и, когда ему в этом отказано, оно терпит стеснение. Мыслям угодно скитаться привольно, и, когда им в этом отказано, они терпят стеснение. Все эти стеснения — начало жестокости и насилия в человеке. (далее…)

Иллюзия гордости

Четверг, декабря 25, 2008

Ян Чжу сказал:
— Бо-и вовсе не был лишен желаний, он воспитал в себе гордыню чистоты и поэтому уморил себя голодом. Чжань-цзи вовсе не был лишен страстей, он взрастил в себе одержимость праведным поведением и поэтому едва не погубил весь свой род. До чего они оба были ослеплены ложью «чистоты» и «праведности»!
Ян Чжу сказал:
— «При жизни друг друга жалеть, по смерти друг друга покидать» — в этой древней пословице заключена истина. «Жалеть друг друга» — не значит только сочувствовать другим. Если человек устал, нужно дать ему отдохнуть, если он голоден, нужно накормить его, если он замерз, нужно обогреть его, а если он попал в беду, нужно вызволить его. «Друг друга покидать» — не значит не скорбеть о покойном. Но не следует одевать его в парчовые одежды, класть ему в рот жемчуг или нефрит, приносить ему жертвы и жаловать ему поминальные предметы.

Равенство перед лицом смерти

Четверг, декабря 25, 2008

Ян Чжу сказал:
— В жизни все существа разные, а в смерти они все одинаковы. В жизни бывают умные и глупые, знатные и подлые: так люди различаются между собой. В смерти они смердят и гниют, разлагаются и исчезают: в этом они все одинаковы.
Однако то, что мы бываем умными и глупыми, знатными и презренными, зависит не от нас самих, и не от нас зависит то, что мы после смерти смердим и гнием, разлагаемся и исчезаем. Следовательно, жизнь не делает нас живыми, а смерть не делает нас мертвыми, умные не сами по себе умны, глупые не сами по себе глупы, знатные не сами по себе знатны, а подлые не сами по себе подлы. Все существа в мире равно живы и мертвы, равно умны и глупы, равно знатны и подлы.
Через десять лет или через сто мы все умрем. Умирают и милосердный, и жестокий, и мудрец, и невежа. В жизни — Яо и Шунь, после смерти — сгнившие кости. При жизни — Чжоу и Цзе, после смерти — сгнившие кости. А сгнившие кости все одинаковы, кто знает, какая между ними разница? Так наслаждайтесь жизнью, пока живы, и не думайте о том, что будет после смерти!

Иллюзия подчинения нормам

Четверг, декабря 25, 2008

Ян Чжу сказал:
— Сотня лет — вот предел человеческой жизни, но до такого возраста не доживает и один человек из тысячи. Но даже если кто-нибудь и доживет до ста лет, детство и старость отнимут половину его жизни. Ночи, когда мы спим, и дни, которые проходят попусту, отнимут половину оставшегося срока. Страдания и недуги, тяготы и муки, печали и лишения, заботы и страхи отнимут еще половину оставшегося срока. А в оставшуюся дюжину лет мы едва ли и час можем прожить в довольстве и веселье, не ведая забот.
Для чего же тогда живет человек? В чем радости его жизни? Только в роскошных одеждах и изысканных кушаньях, сладкозвучной музыке и прекрасных женщинах. Однако ж невозможно иметь в достатке роскошные одежды и изысканные кушанья, нельзя всю жизнь наслаждаться прекрасными женщинами и сладкозвучной музыкой. К тому же нас держат в узде законами и прельщают наградами, увлекают мечтой о славе и пугают наказаниями. Бездумно соперничаем мы ради мимолетной похвалы и добиваемся призрачной славы после смерти. Кланяясь направо и налево, мы стараемся угодить другим, вслушиваемся в мнения света и боимся обнаружить наши собственные пристрастия. Так мы лишаемся всех наслаждений в жизни и не можем хотя бы час прожить так, как мы хотим. Чем же мы отличаемся от преступников, закованных в цепи?
В глубокой древности люди знали, что, рождаясь, мы на мгновение приходим, а умирая, на мгновение уходим. Поэтому они жили, следуя велениям сердца, и не шли наперекор своим природным желаниям. Они не отказывались от удовольствий жизни, и поэтому их нельзя было соблазнить обещаниями славы. Они жили, давая волю своей природе, не отвергали свойственных всем побуждений, не мечтали о посмертной славе, и поэтому их нельзя было запугать наказаниями. Они не думали о том, будут ли их хвалить или ругать, много они прожили на свете или мало.

Иллюзия славы

Четверг, декабря 25, 2008

Ян Чжу странствовал в Лу и остановился у господина Мэна. Мэн спросил его:
— Мы просто люди, и ничего более. Зачем нам слава?
— Слава помогает нам разбогатеть, — ответил Ян Чжу.
— Если я богат, к чему мне еще слава?
— Она помогает нам получить высокий чин.
— Если у меня уже есть высокий чин, к чему мне еще слава?
— Она послужит нам после нашей смерти.
— Если я умер, то для чего мне слава?
— Она поможет нашим потомкам.
— Чем же моя слава может помочь моим потомкам? (далее…)

Учение даосского наставника Ян Чжу

Четверг, декабря 25, 2008

Болтать о Дао? Говорить ерунду о Пути? Нет в этом смысла, нет в этом смысла, прости. Земля, небеса, человек — Все будут жить с Дао в согласии полный свой век. (Наставления Белой тигрицы)
В классическом даосском трактате «Ле-цзы», написанном между 600 и 400 гг. до н.э., есть глава, посвященная учению даосского наставника Ян Чжу. Учение Ян Чжу и глава, которую Ле-цзы счел нужным включить в собственный трактат, послужили источником возникновения массы противоречивых трактовок, поскольку слабо соотносятся с основным содержанием труда Ле-цзы. Многие приверженцы Дао полагают, что Ян Чжу — самый обычный гедонист, эпикуреец, философ, придерживающийся сугубо эгоистических идей. Его учение можно воспринимать и таким образом, если придерживаться написанного буквально, как ранее поступали многие изучающие его творчество.
Даосскую философию крайне редко можно воспринимать в буквальном смысле, поскольку вся она базируется на аналогиях, берущих начало в мифологическом сознании. Даосизм мистичен в самой своей основе, и если воспринять труд Ян Чжу в свете мистического мышления, мы увидим значительно больше, чем открылось его критикам. (далее…)