Объявления
Поиск по сайту
Архив
Подробная информация обложка на паспорт для девочки интернет магазин на сайте.

Монастырь «Лазурные облака спокойствия»

Возвратившись в храм Небесных врат, я обнаружил, что в нем многое изменилось, как изменился и я сам. Храм переживал тяжелые денежные затруднения, несколько раз его грабили. Позже мы обнаружили, что это дело рук нескольких новых послушников, обнаруживших, где хранятся храмовые запасы, и решивших инсценировать ограбление, а затем ночью убежать с захваченными богатствами. Один послушник пошел в Нанцзин и сел там в ящик, а на ящике вывесил знак, рассказывающий о том, что послушник медитирует в ожидании пожертвований. В ящике он проделал небольшое отверстие, чтобы прохожие могли бросать туда деньги. Но на следующее утро в городе не оказалось ни ящика, ни монаха, ни заработанных им денег. Храм обрел слишком большую известность, и многие приходили поживиться за его счет.
Еще одна большая проблема была связана с предсказанием, полученным местным богатым дельцом. Наш монах, который лучше всего умел трактовать эти предсказания и был превосходным медиумом, согласился призвать дух умершего младшего брата этого человека. Поначалу все шло как надо — дух призвали и делец был полностью удовлетворен его словами. Однако поздно ночью всех в доме дельца перебудила его младшая дочь, заявляя, что монах, вызвавший дух ее дяди, пришел к ней в виде духа и изнасиловал, и теперь она носит во чреве ребенка-демона. Месяц спустя все обнаружили, что девочка и в самом деле беременна, и распространились слухи о том, что ее изнасиловал сам монах или дух, призванный им с этой целью. Самое печальное в этой истории то, что храм делился с верующими словами оракула не за деньги, а из любви к ним. Жившие там монахи не могли и помыслить, чтобы воспользоваться этими толкованиями в каких-то своих целях. На самом деле девочка забеременела от мальчика, с которым дружила, а переполох по поводу духа был лишь способом скрыть неприятную правду и не опозорить семью.
С каждым годом в храм приходило все меньше и меньше верующих, да и монахов там осталось столько, что мы еле справлялись с текущими делами. В какой-то момент мы обнаружили, что дали укрытие разбойникам, притворившимся верными последователями Пути, но на самом деле нуждавшимся в убежище, чтобы не попасться в руки закона за убийство одной семьи из Шанхая. Чтобы от них избавиться, мы сказали им, что получили весть из Шанхая — сюда едут два служителя закона, хотят поучиться даосским искусствам. На следующий день тех и след простыл.
Все сложнее и сложнее было заниматься в храме и сохранять спокойное состояние духа — слишком уж много свалилось на нас проблем и слишком мало было способов избавления от них. Как говорится в старой пословице эпохи династии Тан: «Меня укусило слишком много комаров, чтобы ощущать зуд». Учитель Чан и все прочие решили, что лучше всего будет продать половину храмовых владений и оставить здесь только учителя и еще одного монаха — доживать свои дни. Учитель Чан надеялся, что я удалюсь в горный монастырь в горах Лун Ху Шань и присоединюсь к небольшой группе изучающих Дао, полностью отошедших от мирских дел. Я согласился и шесть месяцев спустя отправился в путь с рекомендательным письмом от учителя Чана, чтобы обрести новый дом в горах, которых ни разу в жизни не видел.
Путешествие оказалось долгим, и я с трудом отыскал монастырь «Лазурные облака спокойствия». О нем ничего не слышали даже местные жители, а монахи во всех храмах, попадавшихся мне по пути, сообщали, что такого места на самом деле нет, это выдумки старых монахов, которым не хватает пожертвований. Однако учителю Чану я доверял больше, чем всем прочим людям, а он утверждал, что сорок лет назад посещал это место и там жил учитель его учителя. Так что я продолжал путь, ночуя в лесах, растущих на этом огромном горном хребте. Там было множество кривых и запутанных ущелий, и передвигаться по ним было очень трудно, особенно когда приходилось сходить с нахоженных троп.
За пять месяцев я исходил, как мне казалось, всю округу, но не нашел никакого монастыря и уже начал думать, что, может быть, мой учитель ошибся? А может, в монастыре произошло какое-то несчастье и его обитатели переехали в другие места? Пытаясь найти способ спуститься с гор, чтобы найти пищу и крышу над головой в одной из равнинных деревенек, я вспомнил, что не так давно проходил мимо одинокой крестьянской хижины. Выходя из перелеска, заросшего густым сосняком, я увидел, что подошел к краю пропасти. Я узнал этот пейзаж, но впервые я видел, что к дереву привязаны толстые канаты, закрепленные где-то на вершине утеса. Я удивился — что делают здесь канаты? — но поскольку сделаны они были, как очевидно, руками человека, я уцепился за один из них и начал подъем. При этом тело мое перевалилось за край утеса. И тут слева от себя я увидел деревянную платформу. Чтобы попасть на нее, мне пришлось несколько раз сильно оттолкнуться от края, иначе тело мое не набрало бы нужной инерции. Оказавшись на платформе, я увидел идущую от нее тропинку. Тропинка углублялась в еще один сосновый перелесок. Немного по ней пройдя, я увидел группу каменных зданий, расположенных глубоко выгнутым полумесяцем. Я направился к зданиям, понимая, что это и есть тот самый монастырь. Он был очень хорошо скрыт от чужих глаз… Неудивительно, что я не смог найти его по карте, нарисованной учителем Чаном. Снизу увидеть его было невозможно — а я не раз смотрел на это самое место, да и сверху увидеть его было нельзя, ведь я был и наверху. Ни с одного горного склона разглядеть этот монастырь было невозможно — я был на них неисчислимое множество раз.
Двенадцать лет спустя я покинул монастырь и спустился с горы, чтобы передать юноше из ближайшей деревни несколько писем: в Нанцзин, учителю Чану, и моей сестре. Также я передал ему эти записи, чтобы он отправил их Цинь Хуа.
Для тех, кому это интересно (хотя я уверен, что немногие помнят о моем существовании), я сообщаю, что достиг бессмертия. Путь мой был долог, судьба моя изменилась, и теперь я сижу здесь, обдумывая обстоятельства своей встречи с учителем Чаном и бессмертной Цинь Хуа. Без них я бы остался в этом бренном мире, полном страданий, и вел бы жизнь ничем не лучшую, чем жизнь любого пьяницы, бесцельно скитаясь по жизни, словно слепец. И все же я получил персик бессмертия, как и обещал мне учитель Чан в тот судьбоносный день, когда я вошел в двери храма Небесных врат. Низкий вам поклон и глубочайшее почтение.
Бессмертный Бамбук

Комментарии закрыты.