Монастырь Небесного свода (часть II)

В одиннадцать часов два молодых монаха тихо приносили им обед на бамбуковых подносах ручной работы. Обед, как правило, состоял из четырех-пяти блюд, в основном вегетарианских, но иногда присутствовали и кусочки мяса. После обеда госпожа Линь читала до тех пор, пока не появлялся молодой монах — один из ее Зеленых драконов. В этот момент они с ним удалялись в спальню. Перед началом сексуальных упражнений госпожа Линь часто просила монаха сделать ей массаж — все они были прекрасно осведомлены в искусстве анъ-мо (массажа) и туй-на (эта методика — предшественница техники шиацу).
Закончив с Зеленым драконом, госпожа Линь входила в комнату Нефритового дракона. Он тайно наблюдал за соитием, сидя на скамье перед сетчатым экраном, обеспечивающим ему хороший обзор и позволяющим в то же время остаться незамеченным. Возвратившись в спальню, они выполняли одно или несколько трансформационных упражнений или занимались техникой Желтого потока. Ближе к вечеру она ненадолго засыпала или совершала омовение в холодной воде пруда.
На ужин и госпожа Линь, и Нефритовый дракон шли в главный обеденный зал; путь был непрост, но чрезвычайно живописен и вел по множеству живописных мостиков, крутых каменных ступеней и дорожек. Перед едой они заходили в зал, посвященный Си-ван-му, и приносили ей благовония и молитвы, испрашивая благословения своим занятиям. Время от времени, когда у настоятеля имелось свободное время, они проводили около часа в беседах с ним, поскольку он был близким другом Нефритового дракона с самого детства. Она любила слушать их воспоминания; в беседах никогда не возникала тема даосизма, видимо, потому, что настоятелю было приятно поговорить о вещах обыденных, а не о монастырских делах и подготовке монахов. Настоятель ей очень нравился. Ему было далеко за шестьдесят, но выглядел он весьма живо и молодо, а его взгляд всегда оставался
ясным, внимательным и пронизывающим. Она восхи-щалась его спокойствием, учитывая то, какой груз ответственности лежал На этом человеке — настоятеле огромного монастыря. Когда ой только начинал* свой путь в этом качестве, это, вероятно, казалось ему благословением, йо постояннее усилия, направленные на поддержание жизни монастыря, должно быть, весьма утомляли его, особенно в столь смутные времена; никто не мог и представить себе, что всего через несколько лет «Красная волна» уничтожит созданный им рай. Храм был построен в период династии Тан, затем восстановлен императором Цяньлуном в эпоху династии Мин, но позднее снова пришел в упадок. Из пяти тысяч помещений только около тысячи поддерживались в должном виде, а обитало там немногим более ста пятидесяти монахов.
После ужина госпожа Линь и Нефритовый дракон возвращались в свою обитель, Тигрица призывала очередного Зеленого дракона, и все повторялось заново. Поздно вечером, приняв ванну и совершив краткую медитацию, она отправлялась па отдых в свою спальню.
Для госпожи Линь то было лучшее время жизни: она была молода и стремилась завершить период восстановления с первым из трех бывших в ее жизни Нефритовых драконов. Визиты в монастырь Небесного-свода для нее были почти путешествием на Небеса, и, когда эти дни подошли к концу, Тигрица ощутила глубокую печаль. С этим монастырем ее связывали древние узы, поскольку две ее тетки проходили там обучение. Там же воспитывались некоторые Белые тигрицы. Котда монастырь, а вместе с ним и обитавшие там монахи были уничтожены, ойа с трудом смогла поверить, что это возможно, — такого покоя было исполнено это место. Именно там ее принимали открыто и с радостью, поскольку в даосизме приемлемы любые пути, идя по которым человек приближается к Дао.
В свой третий визит госпожа Линь получила там бесценный опыт «Поглощений; дыхания Дракона» и достигла просветления, и с тех пор это место приобрело для нее особую притягательность. Во время второго визита ее Нефритовый дракон дважды испытал состояние Желтого потока — один раз в процессе Созерцания Зеленого дракона, а второй — во время медитации. В монастыре он и остался по окончании трехгодичного периода и даже постригся в монахи.
Для госпожи Линь ни одно другое место практики (чан дао), ни один другой монастырь не могли сравниться по красоте и спокойствию с монастырем Небесного свода. По окончании третьего визита она отправилась жить в провинцию Шаньдун, где через несколько лет ее (и не только ее одну) арестовали коммунисты, обвинив в преступлениях на сексуальной почве, — эти беспочвенные обвинения на самом деле были направлены против состоятельных людей и одновременно помогали коммунистам выглядеть в глазах народа высокоморальными и заботящимися об общественной нравственности. Все объединения, возникающие на сексуальной почве, при новом режиме были запрещены точно так же, как и содержание любовниц; это каралось десятью годами трудового лагеря тюремного типа. К счастью, госпоже Линь удалось бежать до конца этого срока, после чего она поселилась в Тайване. Но она ясно ощущала, что с разрушением монастыря Небесного свода важная часть учения Белой тигрицы навсегда отошла в прошлое.

Комментарии закрыты.