Монастырь Небесного свода (часть I)

В манере, характерной для устной китайской традиции, госпожа Линь рассказала мне множество чудесных историй о даосском храме, стоявшем на горе под названием Небесный Свод, расположенной между озером Дайху и городом Сучжоу. Этот храм назывался «монастырь Небесного свода», и именно там она впервые пережила состояние просветления. Это был очень большой монастырский комплекс. Он насчитывал более пяти тысяч помещений, множество построек, а монастырские сады тянулись на сотни акров. Монастырь принадлежал последователям даосского течения чжэн-и, но принимал под свой кров и последователей других ветвей даосизма, включая и Белых тигриц. Несколько других китайских монастырей также распахивали свои двери перед Белыми тигрицами (например, монастыри в районах Цзин-тао, Вансянь и Гуанчжоу), но госпожу Линь привлекал именно монастырь Небесного свода.
Несколько раз госпожа Линь и ее Нефритовый дракон договаривались остановиться в этом монастыре на одну-две недели. Настоятель монастыря выделял им здание, стоящее в стороне от остальных построек, чтобы партнеры могли там жить и предаваться своим занятиям. К ним приходили молодые люди — монахи и жители близлежащей деревни Мост Доброго Человека. Госпожа Линь и Нефритовый дракон выбирали девять мужчин из их числа, и те становились Зелеными драконами. В этом монастыре они могли выполнять необходимые упражнения без всяких помех. Там даже имелось отдельное здание, где самые опытные даосские травники готовили и хранили настои, созданные по древним, традиционным формулам. Для госпожи Линь монастырь стал настоящей сокровищницей знаний о травах, но, к несчастью, коммунистическое правительство уничтожило эту лабораторию, выгнав из монастыря всех монахов и приспособив его комплекс для военных нужд.
Госпожа Линь описывала предоставленное ей жилье так: это было помещение благородных очертаний, построенное в стиле династии Сун. Материалом для него служило лакированное дерево, а расположено оно было в маленькой пещере на склоне холма. Окна каждой комнаты выходили на рощи раскидистых сосен и высокого бамбука. Там же находился небольшой пруд, в который
впадал ручей. Для госпожи Линь ни одно другое место не было наполнено таким безмятежным спокойствием. Она слушала звуки ветра, дующего в рощах бамбука, журчание ручейка, плеск рыбы в пруду, звон далеких колоколов, наслаждалась запахами сосновой хвои и благовоний, струящимися со стороны главного храма. Все вокруг дышало покоем и довольством.
Единственное неудобство, которое смогла припомнить госпожа Линь, случалось в дни храмовых празднеств — тогда в монастырь стекались сотни паломников, бродили по его территории, совершали приношения божествам. Два-три человека обязательно отправлялись гулять по вымощенным камнем дорожкам, любуясь монастырем. Обнаружив здание, где обитали госпожа Линь и ее Нефритовый дракон, даже лучшие из них были не в силах сдержать любопытства, и Дракону приходилось выходить за дверь, чтобы вежливо отправить визитеров восвояси, объясняя, что в здании медитируют отшельники и они не желают, чтобы их тревожили. Обычно после этого нарушители спокойствия быстро поворачивали назад, поскольку тревожить святых людей — страшный грех. Госпожа Линь с юмором отмечала, что, если бы эти люди догадывались, кто и чем занимается за закрытой дверью, они никогда бы не ушли от окон, да еще и позвали бы друзей и знакомых.
Обычное ее расписание выглядело так: раннее пробуждение, занятия кун-фу и цигун, восстановительные упражнения. Далее — легкий завтрак из риса и маринованных овощей, после этого — неторопливая прогулка по бесконечным каменным тропинкам среди зарослей зеленых сосен и бамбука. На прогулку она.надевала темно-синее одеяние времен династии Тан, которое полностью скрывало ее фигуру, поскольку всегда присутствовал риск столкновения с монахом, принявшим обет воздержания, или с каким-нибудь паломником. После прогулки они сидели на террасе вместе с Нефритовым драконом, пили чай, беседовали и наслаждались пейзажем.

Комментарии закрыты.